Чат
Портал
Блоги
Галерея
форум
ПомощьНаградыПоискУчастникиКалендарь

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )



  

Фрейя


********

 
Рейтинг:
Отправить сообщение Contact
Отправить письмо на e-mail Contact

Опции

Репутация:
Репутация:  58 

Личная информация:

· Возраст: 31 лет
· Дата рождения:
7 Апр 1987
· Пол:
Пол не указан
· Местонахождение:
Донецк

Статистика:

· Статус: Ветеран
· Группа: Пользователи
· Регистрация: 31.8.2007
· Просмотров профиля: 847
· Часовой пояс: 19.7.2018, 2:01
· Последнее посещение: 27.4.2009, 8:45

·
· 473 сообщений (0,12 за день)

О себе:

Фрейя не указал(а) ничего о себе.

Интересы:

Скандинавская, славянская мифологии, рок-музыка, рисование, литература, поэзия

Другая информация:

Страна: Ukraine
Имя: Нет данных

Контактная информация:

AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ 469783425
MSN Нет данных
Комментарии
Ангелина
с Днюхой
7 Apr 2010 - 15:59
Царапка
С Днём рождения!
7 Apr 2010 - 0:18

Друзья

4603 сообщений
скрыто
Просмотр всех друзей

Просмотры


21 Jan 2014 - 16:04


7 Apr 2012 - 19:53


8 Jan 2012 - 17:05


7 Apr 2011 - 17:44


20 Aug 2010 - 13:24
Темы
Сообщения
Блог
Комментарии
Друзья
Содержимое
24 янв 2009
Даже не знаю, что и делать. Были у моего мужа друзья, с которыми он играл в рок-группе - давно играл, дружат уже более 20 лет, ну и т.д. И познакомила я их как-то с лучшей подругой моей сестры. Знала я ее весьма посредственно, девочка непутевая, гулящая, грубая, но красивая и от моей сестры ни на миг не отстает - все хвостиком за ней бегает, назовем подружайку Настей. А сестренка - добрая душа, у нее подруг никогда не было, вот и держиться за единственную, словно за соломинку утопающий.

И вот эта подружайка по пьяни соблазнила одного из друзей моего мужа, назовем его Пашей. А, надо сказать, у дамочки навязчивая идея выйти замуж, потому каждому своему парню вешает лапшу на уши, как будто у нее и парень до него был всего один, и верная она до потери пульса, ну и т.д. Уходят от нее все парни, потому что торопит события - может уже через неделю отношений заявить о помолвке, не спрашивая у парня. В общем, картина, думаю, ясна.

Соблазнила она мальчика, напела ему про верность и любовь - он и размяк. Тем паче, что от красивого тела еще ни один одинокий мужчина не отказывался, да и женатые кое-кто с радостью бы прыгнули в ее обьятия. А потом, протрезвев, мальчик приехал к ней, и предложил сначала просто подружить, узнать друг друга, ну и т.д. И сказал, что сомневаеться в правдивости ее слов.

девочка сразу же пришла ко мне с обвинениями. Мол, только ты и твоя сестра знали о моем прошлом, но твоя сестра никому не раскажет, поэтому это сделала ты. Типа, я рассказала Паше про то, как она ноги перед каждым встречным раздвигала, и как она каждому своему парню изменяла - стоило только парню уехать на пару дней. Ну вот клянусь, не рассказывала я ничего, да и с Пашей общаюсь раз в пятилетку, в компании друзей ! Может, мальчик попался неглупый - решил, что девушка, которая отдалась ему в день знакомства, ему не нужна, может, рассказал действительно кто (вдруг он с ее бывшими знаком, откуда ж я знаю), но факт остаеться фактом - они остались пока друзьями, только целуються и не более, ну и жениться Пашка явно не собираеться.

Фишка в другом. На их отношения я плевала с высокой колокольни. Фишка в том (и такое уже было не раз, только с другими дурзьями), что для того, чтоб я ничего Паше не рассказала о ней, она Пашу и всех его друзей от меня изолировала. Кому кинула якобы историю переписки, где я нелестно о нем отзываюсь, кому подрассказала кое-что, что делало меня двуличной скотиной, ну и сказала "по секрету", будто мне не нравиться, что мой муж с ними дружит, и что я плету интриги с целью развалить и их компанию, и их группу. причем как-то так все оформила, что я некоторыми своими действиями неосознанно "доказала" ее правоту (например, мой муж бросил пить почти год назад, а на последнем выступлении нажрался, как свинья, и я сгоряча ляпнула, что если они так выступать постоянно будут, то группа лишиться бас-гитариста). Я вспыльчивая, я могу много нехорошего наговорить, я знаю. В истерике могу обидеть человека. Но я всегда прошу потом прощения, да и все близкие уже знают, что это просто моя истерика, что я успокоюсь и все будет нормально.

Я прекрасно отношусь к его друзьям. Их единственный минус - пьют они много, и все Дена подбивают: выпей с нами, выпей ... А теперь, настроенные ею против меня, они мужу мозги промывают постоянно: зачем тебе нужна такая жена, двуличная, да еще пытаеться из тебя подкаблучника сделать и т.д. Я знаю, что в любом случае муж их слушать не станет, и если я предоставлю выбор я или друзья, он сделает выбор в мою пользу, но мне очень нравиться их группа, я их фанатка с самого первого дня, с первой репетиции, я автор всех текстов, я не хочу, чтоб это все исчезало только потому, что у какой-то там дамочки хватает ума плести качественные интриги ...

Вот что с этим делать ? Пытаюсь поговорить с Пашей, обьяснить, что я ни в чем не виновата - он заявляет, что я им с Настей завидую, и хочу их разбить (на вопрос "зачем же мне это нужно?" отмолчался). Поговорить с другими ребятами вообще невозможно: они просто не разговаривают со мной. Пыталась поговорить с мужем - сказал: "забей, главное, что я с тобой. Если бы то, что о тебе говорят, было правдой, я бы тебя давно бросил.". Но забить я не могу ... Все же хочеться приходить, как раньше, на концерты и репетиции, хочеться и дальше писать текста песен, ну и т.д.
Проходя в очередной раз сегодня мимо какой-то типа модной местной компании в который раз услышала смех. "Фу, глянь, уе...бище идет !", "Эй, крокодилиха, ты сосешь так же ужасно, как выглядишь?", "Писец, она пьет дешевое пиво !", "Дура, черный лак уже не в моде !", и т.п. хрень, которую, в принципе, я слышу каждый день. По привычке уже тупо не обращаю внимания. Прохожу мимо, сажусь в парке на лавочку. Зляться ! Шум подняли - наверное, микрорайон весь слышал. А я спокойно пью свою любимое пиво. Да, дешевое ! И любуюсь черными ногтями, которые так прекрасно смотряться с кожаной курточкой и черными джинсами !

Подходят. Двое. "Хуле ты тут села ?! Это наш район ! Ты своим видом нам портишь настроение ! Кобыла, глянь на себя-то ?! Ты кто вообще ?! Вали отселе ! Чего ?! Парк общественный ?! Ладно, так и быть, отсосешь у нас - разрешим тут гулять !"

"Ну че, подруга ? Че ?! Не хочешь ?! Ну и х... с тобой, бля ! Я б такой и в рот не дал ! Чудовище !"

"Шоб больше тут не появлялась, ты поняла, с...а ?!"

Отходят к своим друзьям и подругам. Ржут, как лошади. Девушки выставляют напоказ полуобнаженные сиськи (грудью назвать это затасканное вымя в засосах язык не повернеться !), хвастаються новыми модными одеждами из "дорогого бутика" (сто пудово с распродажи, это ж видно !), пьют какую нибудь слабоалкоголку и периодически гордо достают непонятно зачем шикарные мобилки. А парни сидят в своих спортивных костюмах, почти налысо стриженные, пьют дорогое пиво тискают своих "телочек". При этом в разговорах половина слов - матерные.

не понимаю, чем я им не угодила ? Да, я не такая ка все, но ведь это не повод обзывать меня крокодилом, и еще как похуже ! Конечно, я не красавица. Но я не уродлива ! Да, на моих одеждах частенько нет модного лейбла - просто потому что часто я сама себе одежду шью ! И часто вместо сигарет курю трубочку. Но разве это преступление ?! Меня неоднократно унижали. Даже били. ЗА ЧТО ?!?!?! Хотелось бы найти ответ на этот вопрос ! И еще хотелось бы знать, как вести себя вот с такими, чтоб не били, чтоб не смеялись. Скажете, что их мнение неважно для нормального человека ?! Важно. Как минимум потому, что я не хочу быть избита в очередной раз за то, что встала в очереди в магазине за чьей-то спиной, или за то, что прошла по чужой улице !
cray.gif Не знаю, где именно нужно было создавать эту тему, но думаю, что это именно женская проблема ... Если что не так - простите меня, виртуальные Боги этого форума !

Уже создавала эту тему на другом форуме, но ничего мне так и не сказал никто путного. Только "бросай его", и все ! Может, здесь найдеться кто-то, кто сможет мне помочь ?

У меня в жизни все замечательно. У меня есть хорошие родители (не всегда, конечно, я с ними могу ладить, но они от этого не хуже !), у меня замечательная (САМАЯ ЛУЧШАЯ) сестренка в МИРЕ, у меня есть настоящие друзья (пусть их немного, но зато я в них уверена), и у меня есть любимый мужчина ...

Все в нем замечательно, он умен, он по своему красив и нежен, но ... Он безбожно пьет ... Нет, он не вечно пьяный подонок ! Пока он со мной наедине - он - само совершенство. Но стоит ему уйти с друзьями - "на пару часиков, просто прогуляться !" - он исчезает на пару дней и приползает в состоянии полного нестояния с перегаром, который чувствуется за километр ... Я пыталась отвадить его друзей - но это приводит лишь к скандалам. Разговоры о лечении игнорируються - как любой алкаголик он не считает себя таковым ... Я готова отдать все, что у меня есть - лишь бы он бросил пить, но как убедить его в том, что он алкоголик, что мне от этого больно? Он не реагирует на мои слезы. Ему наплевать на слезы матери. Он смеется над друзьями и братом, когда они говорят, что он спивается ... Может, кто был в такой ситуации ? Может, у кого-то есть опыт ? И вообще бросил ли кто-то на вашей памяти пить, будучи в уже далеко не подростковом возрасте ?
…и да простит меня Великий
Мерлин за то, что в этом рассказе были использованы записи из его дневника. Посвящается все тому же Мерлину. И помни: что бы ни случилось – жизнь продолжается!
- Я тоже была глупа, так же, как и ты…- императрица гордо взглянула на меня и вдруг улыбнулась, и в этой усталой улыбке проскользнула какая-то горечь, – но, знаешь… лучше быть глупым и не понимать мира вокруг себя всю жизнь, чем понимать его жестокость.
- Но мир прекрасен! Есть, конечно, всякое в нем, но в основе своей…
- Молчи!- ее приказ разорвал мирный разговор, отдался эхом сразу в нескольких углах и замер где-то под потолком. На мгновение наступила гробовая тишина. – Молчи, я знаю! – сказала она уже более мягко, но все же возразить я больше не посмел.
- Сядь, путник. – Она изящным жестом указала пальчиком на кресло рядом с ней.- Я расскажу тебе, что сделал этот мир со мной.
Мне говорили, что императрица великая Елена была самоубийцей, каких здесь, в Аду, обитало превеликое множество. Умерла в 17 лет. А за день до смерти потеряла дочь, которую так потом и не нашла.
Я поднялся с колен. Несколько секунд подержал ее тонкие пальцы в руках, глядя ей в глаза. Потом опустился в роскошное кресло.
Елена скрестила прелестные ножки, выглянувшие из-под платья, и долго смотрела в окно. Там небо посерело, тучи, казалось, играли в латки – плыли то в одну сторону, то в другую. На подоконнике пугливо оглядывался почтовый голубь. Для него заботливой императрицей весь подоконник засыпан был крошками хлеба и семечками.
До рассвета оставалось ровно три часа.
- Я родилась в счастливой семье. Родители любили друг друга до беспамятства, мы с сестрой Алиной всегда жили очень мирно.
Она была старше меня на три года, очень умная и милая девушка. Слушалась бы я ее советов – до сих пор жила б на Земле.
… Я возвращалась из школы домой. Был прекрасный апрельский денек. Я шла и не могла нарадоваться на пробивающуюся сквозь снег траву.
Он догнал меня уже возле самой остановки. Мне он давно уже нравился, особенно его волосы – длинные, мягкие, стянутые в тугой хвост.
- Привет! – он улыбнулся. Мне! Даже не верилось в такую сказку! – Почему такая красавица ходит без охраны?
Это меня он назвал красавицей?! Я не нашлась что ответить. Наверное, выглядела довольно глупо, но мне ведь никогда не давалось говорить с мальчиками, я никогда им не была интересна. Казалось, вот сейчас он развернется и уйдет. Но он не ушел.
- Я вижу нам по пути. Пойдем, пройдемся, поговорим. Я давно хотел познакомиться, да подходящего момента не было. Ты самая необычная девчонка в нашей школе, такая странная, загадочная… Меня зовут Юра, а тебя?
С трудом удалось мне выговорить собственное имя. Я позволила ему взять себя под руку, и мы пошли в сторону парка. Как приятно было идти рядом с ним, таким красивым, таким взрослым (еще бы, одиннадцатиклассник!), гордо глядя по сторонам на серых и таких угрюмых прохожих.
Я слушал и молчал. Зачем она мне это рассказывает? И имею ли я, безродный нищий, осужденный за избиение черта, приговоренный к смертной казни, право сидеть рядом с императрицей и слушать грустную историю ее любви? В том, что она грустная, я не сомневался. Иначе не оказалась бы она в таком месте, как это, да еще в столь юном возрасте.
Люди, которые видели Елену, в один голос твердили, что та просто красавица. Я не верил им, не думал, что где-то может существовать женщина, одним прикосновением способная свести с ума, но я ошибался. Она существовала. И сейчас сидела передо мной в высоком массивном кресле, протянув ноги к старинному камину. Тоненькая, изящная, эта навеки веков оставшаяся 17-ти летней девочкой, императрица запомнилась мне до конца моих дней, до последних минут. Она покорила меня. Ради нее я готов был на все.
Я смотрел в ее глаза, хотя это и было запрещено нищим. Все-равно мне оставалось жить уже два с небольшим часа. А глаза у нее были просто очаровательные. Серо-зеленого цвета, с длинными пышными ресницами.
Свежий осенний ветерок подул на нее. Слегка колыхнулись крупные складки ярко голубого пышного платья, шевельнулись непослушные светлые локоны, спадающие на нежную маленькую грудь. Тугой корсет делал ее излишне худой, но мне это даже нравилось.
«…Он рассказывал о себе. О том, как их с матерью бросил отец. О том, как он плакал, когда мама умерла, и его отдали на воспитание парализованной тетке. И хоть та его обожала, мальчишку это не слишком радовало. А потом он влюбился. Первый и последний раз. В некую Машу. Писал ей стихи, песни, а она его отвергла, сказала, что он некрасивый.
Мне стало тогда за него обидно. Юру действительно многие считали некрасивым, но я была исключением. Я ему об этом сказала, а он пожалел, что я не Маша.
Он проводил меня до самого дома, и мы еще долго стояли у подъезда, болтая о жизни, смерти и любви. Когда мы уже попрощались и я развернулась уходить, он нежно взял меня за руку, обнял и поцеловал. По настоящему, по взрослому, не так, как я целовалась раньше. И ушел. Не обернулся. А я счастливая, побежала домой.
Дома меня встретила сестра. Я все ей, конечно, рассказала, но она не радостно восприняла мой рассказ. Заявила, будто Юра мне не пара. Я тогда обиделась на Алинку и не говорила с нею неделю. В тот день я четко поняла, что люблю кого-то. И что-то мне подсказывало, что этот «кто-то» носит имя Юра. Я очень хотела, чтоб и он полюбил меня. Ну, совсем немножечко!
На следующий день мы из школы вышли вместе. В тот вечер я впервые попробовала пиво, а потом и водку. Кружилась голова, все проблемы казались мелкими и глупыми, на маму, папу и сестру было наплевать.
- Я вообще-то не очень люблю читать, но есть одна книга, которая действительно мне нравится. Не читала «Страдания юного Вертера»? нет? Очень советую прочитать. Там описана такая любовь, которую я испытываю до сих пор к Машеньке. Настоящая любовь…
я слушала его и не замечала мира вокруг себя. Мне было все-равно, который час, куда мы идем, и что вообще твориться. Не помню, как оказалась в его квартире. Не знаю, как прошла в его спальню.
Меня шатало, я явно перебрала, но меня это не сильно тревожило, ведь рядом был Юра! А вот он казался абсолютно трезвым. Впрочем, наверное, так оно и было. Для каждого есть своя «предельная точка», и то, чего хватило мне, чтобы опьянеть, для него было чуть ли не ежедневной нормой.
Мы сидели на краю широкой кровати, так близко, что мне стало жарко. Он обнял меня. Прижал к себе. Ласково поцеловал в шею, щеку, губы. Он был нежен, ласков, медлителен, но вполне уверен в себе, и в том, что он делал. Я же дрожала от непонятного страха перед неведомым мне доселе тем, о чем я часто думала, часто мечтала по ночам…
Боль и радость слились воедино. Какой-то один миг, намного короче, чем я ожидала, яркая вспышка и после пустота. Усталость и приятная слабость, разливающаяся по телу. Я тогда еще не знала, на что себя обрекла в тот вечер.
Я быстро пришла в себя. Привстала на смятой постели, посмотрела на него. Он был прекрасен. Длинные волосы разметались по подушкам, полуприкрытые глаза бездумно смотрели на меня, губы шептали что-то, но совсем тихо. Я коснулась рукой его груди, сама поцеловала и он «ожил», и его руки снова ласкали мое тело.
Когда я вышла из маршрутки, на остановке уже стояли мать и Алина, успевшие обзвонить все морги, больницы, отделения милиции, и теперь даже не представляли, что делать. Их успокаивали случайно проходившие мимо люди, совсем незнакомые, но чуткие к чужому горю.
Ровно два часа до рассвета.
Императрица, закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, казалось, спала, и рассказывала свою историю, как будто в бреду.
Я нагло встал, открыл дверку серванта, достал бокалы из горного хрусталя и вино «Кровь Дракона». Я наполнил бокалы вином и один подал императрице.
Не в силах сидеть больше так далеко от нее, я упал перед ней на колени, так близко, что слышал запах ее тела, чувствовал тепло…
Конечно, мне сильно досталось от моих близких в ту ночь, но это было не самое страшное.
Утром я почти бежала в школу, чтоб увидеть скорее Юру; прождала на пороге до самого звонка, а он так и не пришел.
Неделю его не было. Говорят, у него был запой. Такое часто бывало, но я не верила. Юра же Ангел, он не способен на что – либо плохое!
Однако выглядел он действительно не очень хорошо, когда все же явился, да и то только под конец последнего урока.
- Ты где пропал? Я тебя искала, ждала!
- А… та я это… типа, заболел.
И так мне стало жаль его, что я едва не заплакала. Конечно же, все, что мне наговорили плохого за эту неделю в школе – ложь! Они просто завидуют, что у меня есть такой Юра, а у них нету!

Мы снова бродили по парку, говорили ни о чем… Мне вспомнились его слова о некой Маше, но спросить об этом мне, почему-то, было стыдно и страшно (вдруг скажет, что я лишь игрушка, а Машу он любит!)
Вновь он проводил меня до дома и поцеловал на прощание. Значит, он меня любит, ведь нельзя же целовать не любя!

- … Наивная, глупая девчонка, я не знала, не верила, и верить не хотела в поцелуй без чувств, в секс без любви!
Я посмел взглянуть на нее. Она подалась вперед и на секунду мне показалось, что сейчас императрица позовет стражу, меня за дерзость закуют в цепи и оставят навеки в сыром подвале, а это хуже Небытия. Но женщина провела пальчиком узкой ручки по подбородку, убрала челку с моего лица, при этом смотря в глаза. Я не чувствовал ничего сверхъестественного, чего-то, чего все ожидали от ее прикосновения, да и мысли были вполне в порядке, но я был почти уверен, что сошел с ума. Ну и ладно. Ради этого прикосновения можно все отдать, к тому же жить мне оставалось ровно час…

Скоро я поняла, что что-то не так. Я чувствовала себя не совсем нормально, все видела в другом цвете. Мать, недолго думая, свалила все на депрессию, что была следствием перегрузки в школе, и отправила к психиатру. Но и он мне не помог, хотя оказался довольно милым человеком.
Я прочла много книг за эти несколько дней. Среди них была и та самая – «Страдания юного Вертера», но она не произвела на меня никакого впечатления, потому что мне было уже все равно, что со мной будет, и что будет с моими родными.
Для меня любовь уже умерла, оставив глубокие депрессии и кучу проблем.
Еще через две недели я, втайне от родителей, мучимая ужасными догадками, пошла в районную поликлинику…
Как долго я плакала, думала, что я скажу родственникам, друзьям, когда узнала, что беременна! Хотела тихо собрать вещи и уехать куда подальше, но Алинка очень вовремя пришла из университета.
- … Ну куда ты пойдешь? Что с тобой будет? Кто поможет тебе, если не мы? Юра? Не думаю!
- Но мама убьет!...
- Ну, убивать не станет, тем более что в этом отчасти виновата и она. К тому же мы с папой заступимся. Ты ж знаешь, отец пофигист, и всегда принимает мою сторону!
- Знаю. Он тебя любит.
- Дура! Он обоих любит! Просто я умею подчинять себе людей, и заставлять их делать, что я хочу. Я знаю, что это подло, но…
- А может пойти работать? Насобирать денег и аборт сделать?
Сестра взглянула на меня, как показалось мне, с насмешкой.
- Во первых, ты знаешь, сколько стоит аборт? У нас таких денег нет, и за такой короткий срок мы их заработаем разве что на панели. Во-вторых, я не позволю! Раз уж так получилось…
- Да как ты не поймешь!...
- Тихо! Не ори на меня!
- Ты никогда не понимала меня, да и не хотела, и…
- Я о тебе забочусь!...
- Да пошла ты!
Я выскочила из квартиры, и только потом вспомнила, что сумку оставила дома. Но возвращаться не хотелось.

Я целый день искала Юру, в школе и дома. Его одноклассники посоветовали поискать где-то на Скуле, но я не знала, где это, а спрашивать не хотелось – вдруг дурой покажусь? Дома никто не открыл дверь.
Ночевала я в подвале, где добрая бомжиха баба Оля не только разрешила спать на ее матрасе, но даже поделилась куском батона, солью и водой.
Рядом ее сын с двумя друзьями совершали довольно странные действия над столовой ложкой. Тихо, почти шепотом, Ольга пояснила, что сын ее – наркоман, из-за него им пришлось продать квартиру, и все имущество, а теперь жить в подвале, и побираться на улицах. Мне было жаль и старуху, и ее непутевого сына. Он, наверное, понимал, что он ошибся, и виноват в своих и материнских страданиях – уж больно грустны были его серые глаза.
Утром еще раз прошлась до Юркиного дома, но там меня не ожидало ничего нового.

Полчаса до рассвета, а, значит, и до моей казни. Рассказ подходил к концу, как и эта, ставшая для меня почти святой, ночь. Я устал сидеть на коленях, но пересаживаться в кресло не было никакого желания. Меня удивила боль в мышцах – в Аду должны были отсутствовать любые чувства и ощущения. Говорят, это признаки сумасшествия. Значит, я уже безумен.
Полчаса… Это так мало, но все же за это время многое можно сказать!

Дома меня встретили довольно мирно. Алинка усмирила мать, и даже убедила ее отказаться от идеи аборта.

Девятый класс я закончила, хотя и с «тройками». Хотела через пару лет поступить в училище какое-нибудь.
Родители во всем помогали, работали за троих, вытаскивали нас с Алинкой.

Школьные друзья вскоре исчезли совсем, оставив неприятные воспоминания о глупых насмешках, спорах, скандалах. Зато появились новые – такие же молодые девушки, готовившиеся стать матерями.
О Юре постаралась забыть. Никому не сказала, кроме сестры, тайну имени отца будущего ребенка, да только слухами земля полниться – все и так это имя знали.

12 января 2004 года я родила девочку. Долго думала, как назвать ее, и, думая, что это принесет мне хотя бы утерянные мечты радужного детства, выбрала имя Надежда.

Десять минут до рассвета. А ночь была так прекрасна… Мне на миг показалось, что она будет вечной, но вот уже рассеивается тьма ночного неба, природа светлела, просыпалась…

Имя не оправдало ожиданий. Надя не только не радовала меня – она угнетала, раздражала, бесила.
И все же я сумела к ней привыкнуть.
Однажды я шла мимо подвала, где когда-то жила моя знакомая. Я остановилась. Интересно, как она живет в эту суровую зиму?
Постояв минуту, я пошла дальше по тропе.
- Ленуся! Ты ли это?
Знакомый голос старухи окликнул меня. Значит, жива. Каким только чудом?
-…А сынуля мой помер, у январе еще. Вот так то в жизни бывает.
- А что ж ты работать не пошла?
- Дак пошла! Дворы мету здешние.
- А здесь почему живешь?
- Не знаю, привыкла уже. Да и куда ж я пацана- то дену?
- Какого еще пацана?
- Да за месяц до смерти сын мой привел мальчика. Сирота. Наркоман. Горе у него какое-то случилось…
- С чего ты взяла?
- А просто так призраками не становятся.
- В смысле?
- Это я ево этак зову. Вот придет счас – и поглядишь. Тогда и поймешь.
И, словно по заказу, услышали мы тяжелые шаги «призрака». Потом появился и сам он. Худой, бледный, как мертвец. Грязные длинные волосы прятали лицо, из глубокой раны на ладони (от ножа, наверное) сочилась кровь. Ольга кинулась, причитая, перевязывать куском своей цыганской юбки его ладонь, а он, не сразу заметив меня. Только глянув в мою сторону, отшатнулся, будто испугался. И что – то было в нем знакомое… Может, он похож на сына Ольги? Да нет…

Когда я поймала, наконец, его взгляд, меня передернула. Да, это был Юра. Грязный, заросший, пьяный, с пустыми глазами и синеватым лицом, человек, которого я любила. Человек, от которого сейчас меня чуть не стошнило. Я выбежала из подвала, не взирая на крики Ольги, и поспешила домой.

А вот и шаги палача. И с ним четверо чертенят – стандартное сопровождение рожденного безнаказанно убивать.

А дома было тихо. Не было никого. Ни мамы, ни папы, ни Алины, ни…
Стоп! А она куда могла деться?! Никто не мог вернуться раньше меня и пойти с ней гулять!
Но, тем не менее, дверь не была взломана, дома все было, как и всегда, на своих местах, и не было только Нади.
Сначала меня охватила паника, а потом я все послала к чертям. Достала водку, выпила всю, из горла, как алкоголичка, и пошла гулять. Даже не заперев дверь квартиры.
Юра явно не ждал меня – это отразилось на его лице, когда я спустилась к ним в подвал. Ольга оставила нас наедине.
У нас была прекрасная ночь, пусть низкой и пошлой, но человеческой любви.
Утром меня нашли с ножом в сердце. Юра в то же утро умер от передозировки наркотика.
Вместе стояли мы в очереди в распределителе. Честно говоря, я совсем не так представляла себе Ад…

В зал вошли пятеро хмурых фигур. Они пришли по мою душу, но не смели забрать меня, пока не получат разрешения императрицы.
Я искал в ее глазах, жестах хоть намек на помилование, но она была холодна, строга и твердо стояла на своем решении.
Я посмотрел на того, кто убьет меня через пару минут. Это был уродливый, огромный, особенно рядом с мелкими чертенятами, сильный монстр. Он существовал тысячи лет, все его сородичи, все ему подобные, давно вымерли на Земле, а здесь они иногда еще встречались (в основном на бульваре Пыток, где грешников мучили целую вечность). Он был седой, покрытый редкой шерстью. Из-под широкого лба и суровых бровей на меня устало смотрели глаза несчастного старика, который и рад умереть, да только что поделаешь с этим желанием, когда ты уже мертв?
Чертенята были веселы, как и всегда. Для них казнь моя – развлечение, а вот бездействие и молчание императрицы их явно раздражали…

- Я после смерти стала счастливой, рядом с Юрой, но продлилось это недолго. Став императором, избранным своим народом, он через год сбежал с любовницей, оставив меня одну. Но мне уже все-равно. За годы жизни я научилась терпеть все, за годы Существования – еще больше. Такова сущность людской души. Мы ставим людям капканы, в которые сами потом попадаем. Мы не думаем о других. Нам кажется, что остальные люди – куклы, безвольные и бездушные.
Этот мир сделал из меня каменную статую. Этот мир убил меня, как убьет и других. Неужели ты действительно хочешь назад? Ты любишь еще Мир?
- Да, ваше величество.
- Забирайте его!

Я шел за палачом по узкой дорожке, висящей высоко над самим Адом. Внизу уже собралась толпа любителей казней. Все они были мертвы, но все же это тоже были люди. Такие же, как Там, куда дороги нет. Такие же, как на Земле. Так какая к черту разница, Ад или Рай, Земля, или Небытие, ведь везде люди, и не факт, что в Небытие души НЕ существуют?

Стелион угрюмо и одиноко смотрелся на площади. Все подходы к нему охраняли воины и маги. К нему проходили только через замок императрицы, шли к своей казни.

- Твое последнее желание?
Даже здесь сохранялись людские традиции.
- Передай Великой Елене, что я люблю ее и умираю с ее именем на губах.
Я сам шагнул в бездну Стелиона. За мной захлопнули дверь, и я остался один среди миллиона зеркал…

Текстовая версия Сейчас: 19.7.2018, 3:01

"СЧАСТЬЕ" exclusive style Designed by Soi © 2007