Чат
Портал
Блоги
Галерея
форум
ПомощьНаградыПоискУчастникиКалендарь

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )



  

Туманка


********

 
Рейтинг:
Отправить сообщение Contact
Отправить письмо на e-mail Contact

Опции

Репутация:
Репутация:  28 

Личная информация:

· Возраст: 25 лет
· Дата рождения:
18 Март 1992
· Пол:
Пол не указан
· Местонахождение:
Питер

Статистика:

· Статус: Серебряная иголка
· Группа: Старожилы форума
· Регистрация: 10.5.2007
· Просмотров профиля: 579
· Часовой пояс: 18.1.2018, 6:29
· Последнее посещение: 3.2.2010, 8:12

·
· 469 сообщений (0,12 за день)

О себе:

Туманка не указал(а) ничего о себе.

Интересы:

Нет данных

Другая информация:

Страна: Russia
Имя: Нет данных

Контактная информация:

AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ 397985644
MSN Нет данных
Комментарии
Ангелина
с днюхой
18 Mar 2010 - 18:22
Царапка
С Днём рождения!
18 Mar 2010 - 10:26

Друзья

1275 сообщений
25.11.2008, 22:39
Просмотр всех друзей

Просмотры


25 Jul 2012 - 3:15


1 May 2011 - 23:10


27 Jun 2010 - 0:52


8 Apr 2010 - 11:27


18 Mar 2010 - 18:50
Темы
Сообщения
Блог
Комментарии
Друзья
Содержимое
4 фев 2008
В первый день декабря, на автобусной остановке, шёл снег.
Как обычно бывает зимой, я мёрзла и смотрела вдаль – в ту сторону, откуда должен был прийти тёплый автобус и увезти меня домой, где я могу спокойно погрустить в одиночестве. Рядом стояли люди – замёрзшие, печальные и одинокие, в похожих тёмных куртках и опущенными в землю взглядами, в точности такие же, как и я.
- Не подскажешь, сколько времени?
Я вздрогнула и обернулась. Прямо за моей спиной стояла девушка примерно моих лет, очень красивая. Бледное, улыбающееся лицо обрамляли длинные и тёмные, почти чёрные, волосы, а глаза… Таких глаз я не видела ни у кого. Они были ярко-голубые, холодные, но при этом очень весёлые. Казалось, что она заглядывает прямо мне в душу.
Я с усилием опустила взгляд и… вытаращила глаза. Белая куртка девушки была расстёгнута полностью, несмотря на снег и холод, а из-под неё виднелся тонкий свитер.
- Э… Без десяти пять, - пробормотала я, глядя на наручные часы. Циферблат немедленно покрылся снежинками.
- Значит, ждать осталось недолго… - Голубоглазая засунула руку в карман куртки, вытащила сотовый телефон и взглянула на него. Я смутно вспомнила, что когда-то у меня был такой же – серо-голубая «Нокия» с чёрно-белым экраном и фонариком.
- А твои часы врут, - улыбнулась она и добавила: - Меня зовут Оксана.
- Юля, - неразборчиво пробурчала я.
Слева неумолимо подходил автобус…


* * *


- …Юля!
Я вздрогнула и открыла глаза. Ну надо же было уснуть на литературе, причём в ту самую минуту, когда у меня хотели спросить домашнее задание.
- Щаз… - Я стала судорожно рыться в тетрадке.
- Так, Юля ищет. Катя, давай ты!
И Катя стала тихим голосом читать сочинение об Обломове. Я оглянулась в её сторону – да, окно приоткрылось и из него дует. Вот и снится всякая чушь. Какие-то автобусы, на которых я даже никогда и не езжу…


* * *


… И правда, незачем на них ездить. Метро гораздо удобнее, к тому же там намного теплее.
Прохожие сновали вдоль улицы туда-сюда, большая часть из них заходила в двери метрополитена. Станцию «Чернышевская» отделяла от меня всего пара десятков метров да несколько ларьков. Я неспеша прошла мимо и вздрогнула.
Между ларьками, подложив под себя ранец, сидела Оксана.
«Ерунда», - подумала я, - «Мистика какая-то. Так не бывает». Я встряхнулась, отошла от ларьков подальше и бочком направилась к спасительным дверям.
- Эй, привет! Ты чего не здороваешься?
Я подскочила как ошпаренная и обернулась на голос. Оксана смотрела на меня в упор и улыбалась. В голубых глазах плясали искорки.
- Я… А ты что ТУТ делаешь?
- Жду, - спокойно ответила Оксана.
- Кого ты ждёшь?
- А разве не тебя? – спросила она как-то неуверенно.
- Не знаю, - фыркнула я и добавила сама не знаю зачем: - Поехали со мной, а?
- Где ты живёшь? – Оксана улыбалась и смотрела на меня совершенно спокойно. Как будто всё было правильно. И вот это-то и пугало меня больше всего.
- На Лесной… - упавшим голосом произнесла я, - А ты где?
- На Выборгской.
Я обратила внимание на ранец Оксаны – красный… Каким-то шестым чувством я поняла, что если Оксана перевернёт его, но обратной стороне окажется картинка с двумя мультяшными львятами.
- Впрочем, в том месте расстояние с обеих станций одинаковое, - добавила она.


* * *


- Так, значит, ты художник?
Я пробормотала в ответ что-то вроде «да, я только учусь». Оксана больше не смотрела на меня своим прочитывающим взглядом, она оглядывала улицу и, казалось, думала о чём-то совершенно постороннем. Признаюсь, это немного разозлило меня.
- А ты? – спросила в ответ я, стараясь, чтобы вопрос звучал как можно тише и неразборчивее.
- А я в двести четырнадцатой, - невозмутимо ответила Оксана, - это…
- медицинский лицей, - закончила я.
- Да, верно! – Она явно радовалась.
- Там ещё преподша по химии – ну просто дико злая…- погрузилась я в воспоминания.
- Злая, - серьёзно ответила Оксана, - Но хорошая. Просто это надо увидеть. А видят те, кто смотрит…
Я не нашлась с ответом и уставилась в мокрую холодную землю.
- Ой! – крикнула Оксана, увидев угол моего дома – я аж подскочила от неожиданности, - Я совсем забыла!
Она быстро вытащила из кармана блокнот, выдрала из него лист и что-то на нём записала.
- Вот, держи! Это мой адрес, приходи завтра! У тебя ведь нет завтра домашних заданий?
- Откуда ты знаешь?! – оторопела я.
- А разве ты мне не говорила? – выражение лица Оксаны на миг стало удивлённым, - Ну всё, я побежала! Привет!
Я сумрачно посмотрела вслед умчавшейся то ли девушке, а то ли виденью. Расстёгнутая куртка развевалась, как плащ, а с ранца на меня пристально смотрели большими глазами львята. Потом Оксана скрылась за поворотом.


* * *


Признаться, я думала, что Оксана снова придёт ко мне во сне. Но она не пришла. Вместо этого снились белые медведи и песцы, они бегали по снежным сугробам и жалобно плакали. Проснувшись, я долго не могла вспомнить, куда я положила листок из блокнота.
Листок обнаружился почему-то среди учебников.
В школу я пошла с неохотой, постоянно смотрела на часы (оказалось, что они и правда врали) и зло смотрела на преподавателей. На переменах я забивалась в угол, прячась от людей.
К счастью, любому мучению всегда приходит конец – закончились и уроки. Я набросила куртку и почти бегом отправилась на Выборгскую. К моему удивлению, нужный дом нашёлся сразу – он был не слишком далеко от моего, и я удивилась, почему не видела Оксану раньше… Терзаемая странными предчувствиями, я поднялась на указанный этаж и позвонила в дверь.
Слишком поздно я сообразила, что вряд ли корректно отвечу на вопрос «Кто там»…
Вопроса не было. Дверь отворилась и на пороге показалась невысокая, пожилая женщина. За её спиной тянулся длинный, тёмный коридор, весь пропитанный тоской, одиночеством и каким-то непонятным ужасом…
- З-здесь живёт Оксана Огонькова? – запинаясь, промямлила я.
Старушка в упор поглядела на меня злыми, но печальными глазами.
- Я живу одна вот уже пять лет… - На мгновение мне показалось, что глаза у неё голубые – но лишь на мгновение.
- П-п-простите… Я отступила назад, развернулась и торопливо сбежала вниз по лестнице. Уже внизу я услышала, как захлопнулась дверь.
Я вышла из парадной, чувствуя себя обманутой и очень напуганной. Какой смысл Оксане было дурачить меня, а впрочем, может, она мне приснилась только… Я торопливо сунула руку в карман. Листок был там. Вдруг мне показалось, что я уловила краем глаза белую куртку Оксаны и её пристальный взгляд.
Я быстро повернулась. Нет, у стены сидела всего лишь собака.
А может, и не собака… Животное походило одновременно на собаку, лису и волка. Белого цвета, пушистая, с голубыми глазами… С голубыми? Я на секунду зажмурилась, а когда я открыла глаза – лисопёс исчез, оставив после себя одни воспоминания.
«Я схожу с ума. Точно». - подумала я и отправилась домой.


* * *


На следующий день я встретила Оксану у входа в метро.
- Ты преследуешь меня, - сердито бросила я вместо приветствия.
- А может быть, это ты преследуешь меня? – хитро и весело щурясь, парировала Оксана, - Иначе почему ты всё время меня встречаешь?
Я вспомнила, как много думала о предстоявшей вчерашней встрече и покраснела.
- А пошли ко мне, - невозмутимо продолжила она, - раз ты этого хочешь.
- А…. уроки? – пробормотала я в ужасе.
- Какие?
Я стала лихорадочно вспоминать, что задано на завтра, но так ничего и не вспомнила.


* * *


Всю дорогу Оксана явно хотела мне что-то сказать, но ей мешал громыхающий поезд. Зато по дороге из метро у нас пошёл вполне увлекательный разговор о трудностях школы и будущих профессиях. Наконец мы подошли к нужной улице.
«Она же спешила. И наверняка в спешке написала не те цифры. Перепутала дом с квартирой или ещё что-нибудь», - подумала я и успокоилась.
Но мало-помалу я начала понимать, что идём мы в том же самом направлении…
- Оксана… - упавшим голосом начала я, - А ты назвала мне правильный адрес?
- Конечно. Он ведь простой.
Не говоря более ни слова, Оксана повела меня в парадную. Сомнений не было – это была та же самая парадная, даже на стене красовалось увиденная мной ещё в прошлый раз надпись «Вася идиот». Мы поднялись наверх, и Оксана многозначительно посмотрела на звонок, после чего открыла дверь своим ключом.
Коридор я не сразу узнала. Он был, без сомнения, такой же длинный и узкий, но теперь в нём горели лампы, придававшие ему уют. Из комнат чуть заметно веяло теплом. Навстречу нам вышла старушка, абсолютно по-доброму улыбавшаяся.
- Пришла? – Голос был знакомый. Но вот интонация… - А это Юлечка?
И почему я решила, что у неё голубые глаза? Нет, тёплые, зелёные. Почти как у меня.
- Именно! – радостно ответила Оксана, бросая ранец в угол коридора, - А можно нам чаю?
- Можно, можно! – Старушка торопливо направилась в кухню. Оксана, поманив меня взглядом, вошла следом. Мне ничего не оставалось, как тоже снять ранец и куртку и пойти с Оксаной, но около двери, ведущей в кухню, я помедлила. Там висел календарь.
Я внимательно посмотрела на него. Первое число месяца марта было обведено красным овалом, больше напоминающем букв «О». А на картинке, украшавшей календарь, был изображён… Лисопёс. Он сидел в той же позе, что я увидела в первый раз, но не у стены, а на снежном сугробе, а глаза были самыми обычными, чёрными. Правильное название зверя напрочь вылетело у меня из головы.
Я задумчиво вошла в кухню и села напротив Оксаны. Та улыбалась.
- Чай скоро будет, - сообщила она, - Ну, как тебе наше жилище?
- Ты давно тут живёшь? – вопрос пришёл в голову как-то сам.
- Пять лет.
«Я живу одна вот уже пять лет…»
- Ой, а я в коридоре свет не выключила, - сказала я очень язвительно.
Оксана жестом остановила меня:
- Неделю назад заело выключатель. Свет в коридоре горит круглые сутки. Но это даже хорошо, ведь так гораздо уютнее. В любой ситуации есть положительные стороны, это-то мне и нравится.
- В любой? А в смерти близких?
- А кто знает, что нас ждёт после смерти. Возможно, она и есть высшее благо…
Бабушка Оксаны подошла к нам и поставила на стол две чашки. Я рассмотрела свою – на ней было написано «Lion King» и нарисованы забавные мордочки, сильно напоминающие те, что с ранца Оксаны. На её же чашке рисунка не было… Ни единого.
«Чай пьют те, кто хочет идти одной дорогой…» - вспомнила я фразу из книги о знаках судьбы и вдохнула аромат чая. Запах ускользал от восприятия и никак не хотел определиться, мята он или нечто иное.
- Ага, - невесело пошутила я, - Вдруг они попали в рай?
- Рая нет, - спокойно ответила Оксана.
Я вытаращила на неё глаза.
- Рая нет, потому что нет и ада, - продолжала Оксана, - А ада нет, потому что плохих людей тоже нет. Как бы ни был человек плох, в нём всегда найдётся что-то, чем можно восхититься.
- Наверное, ты права, - задумчиво сказала я.
- Мне кажется, что идея о переселении душ более логична.
Я молча кивнула и глотнула чай. Он был терпким, как и моя депрессия.
- Оксана, а если меня не любит самый… хороший человек на свете, в этом есть что-то хорошее?
- Не знаю, - честно ответила Оксана и посмотрела на меня очень внимательно – я внутренне съёжилась от того, что её голубые глаза снова глядели в мою душу, - Я люблю только себя, а к другим просто хорошо отношусь. И потом, согласись: я могла бы назвать кучу доводов, которыми родители и подруги успокаивают маленьких влюблённых девочек, но ведь они не помогут тебе, правда?
Я мотнула головой, преисполнившись чувством благодарности. Ну разумеется, не помогут.
Оксана секунду посмотрела в мои глаза и резко перевела взгляд на запястье. Я сделала то же самое, и мой взгляд упёрся в часы – они показывали без пяти минут полночь.
- Ой! – воскликнула я, - Мне показалось, что мы сидели всего-то минут двадцать!
- Так и было, - кивнула Оксана, - Но желающий самостоятельно помочь тебе стал бы до полуночи запудривать твои мозги и учить тебя жизни.
- А ты желаешь мне помочь? – спросила я с чувством оскорблённого достоинства.
- Разумеется, - снова кивнула Оксана, - Поэтому время и прошло.
Я встала из-за стола и молча вышла в коридор.
- Когда выйдешь со двора, оно вернётся! – прокричала мне вслед Оксана, - Не торопись!
- Слушай, Оксана, - прошипела я, натягивая куртку, - а ты вообще способна хоть из-за чего-нибудь в этой жизни расстраиваться?!
Мне показалось, что лисопёс с календаря посмотрел на меня. Но чего только после таких событий не предвидится…
- Разумеется… Нет, - донеслось из кухни.


* * *


Прошло несколько дней, и я забыла Оксану как странный сон. Но однажды по дороге домой я снова встретилась с лисопсом.
Зверь сидел около невысокой ограды и смотрел на меня пронзительно-голубыми глазами. Я отвернулась. Но потом не выдержала и посмотрела на него снова. Лисопёс сидел неподвижно и тянул ко мне переднюю лапку, и я могла бы поклясться, что он улыбается!
- Ну вот ещё, - буркнула я и направилась своей дорогой.
У парадной стояла Оксана и жевала травинку. И где она её достала, такую зелёную и свежую, в холодную зиму? Не успела я подумать, что что-то здесь не так, как Оксана выплюнула тонкий стебелёк, и тот упал в щель на асфальте.
- Привет, - сказала Оксана, - Можно к тебе?
- С меня чай, - рассеянно отозвалась я и впустила Оксану.
Мы поднялись в квартиру, и она сбросила с плеч куртку – по обыкновению, расстёгнутую. Я взяла её в руки, чтобы повесить и…взглянула на нижний край. Совершенно белый. Я лизнула палец и провела по куртке – нет, ни пылинки. Я испугалась. Ещё около недели назад Оксана сидела на эскалаторе, бродила по улицам, и вот на тебе – куртка абсолютно чистая. Впрочем, может быть, Оксана просто чистит её по вечерам щёткой? А бабушка просто не хотела пускать чужую… А свет в тот день отключили во всём доме… А часы просто врут, ведь они и раньше врали… Но эти мысли беспорядочно «высасывались из пальца», не желая складываться в одну большую и объяснимую правду.
- Как дела твои? – спросила Оксана.
- Как всегда, - мрачно буркнула я, наливая Оксане чай.
- Это и плохо, - вздохнула Оксана и потянулась к чашке, как тянулся ко мне лисопёс – одной рукой, нисколько не наклоняясь и не двигаясь. Я даже не удивилась, просто возникла ещё одна глупая и странная догадка.
- Ты оборотень?
- Все люди – оборотни, - беспечно ответила Оксана.
- Неправда. Я, например, не оборотень.
- Ты? Не оборотень? – Оксана громко и заливисто засмеялась, - Ты самый парадоксальный оборотень из всех, клянусь северным сиянием!
Я презрительно фыркнула.
- О, а вот и оно! Вспомнишь солнце – вот и лучик! – улыбнулась эта невыносимая девчонка, снимая с подоконника первую книгу знаменитой трилогии – «Северное Сияние».
- Я знаю такую же поговорку, как и про лучик, - мстительно отозвалась я, - И она даже рифмуется.
Оксана не слушала меня. Она разглядывала книгу.
- На последней странице пятно, - задумчиво протянула она.
- Ты ж даже не смотрела туда.
- А зачем смотреть на пятно? – искренне удивилась Оксана.
Я нервно поскребла ногтями скатерть.
- Скажи-ка мне. Почему в твоём дворе время идёт не так, как у нормальных людей?
- Время везде идёт одинаково. Просто его теряет не тот, кто слушает, а тот, кто разговаривает с пустотой. Поэтому к тебе оно вернулось, а ко мне – нет.
- Я не пустота! – обиделась я.
- О чём мы разговаривали?
На этом месте я задумалась и через минуту выдала:
- О любви.
- Нет…
«И правда». - подумала я, а вслух сказала только:
- Почему? Почему всё так непонятно?
- А тебе так надо, чтобы всё шло как обычно? – ухмыльнулась Оксана, но, видя моё выражение лица, сжалилась: - Потому что ты не задаёшь правильных вопросов. А не задаёшь потому, что боишься знать ответ.
- Чушь лисопёсья, - зло прошипела я и отвернулась. Однако вопрос мучительно вертелся на языке, вклинивался в мысли. Я снова повернулась к Оксане…
Оксаны за столом не было. Не было и чашки. И, если честно, я совсем не помнила, была ли у нас вообще такая чашка и где мы её взяли.
Я взяла со стола книгу и задумчиво открыла её на последней странице…
…и я могла бы поклясться чем угодно, что раньше там было пятно.


* * *


Мне приснился кошмар.
Я убегала от лисопса по сугробам, спотыкаясь и падая лицом в мокрый холодный снег. Огромный белый зверь гнался за мной, оскалившись и угрожая низвергнуть меня в пучину хаоса, а его глаза были холодны, как вечные льды Арктики. Наконец я спряталась за огромным уродливым деревом с дуплом, похожим на искривлённый от плача рот.
Сгустились чёрные тучи, и снег перестал отражать свет звёзд, осталась только кромешная тьма и отчаяние… Я в страхе выбежала к лисопсу, ведь он был единственным живым существом, и может быть, он хотел защитить меня, а вовсе не уничтожить… Но лисопса уже не было.
Только тьма…


* * *


В то воскресенье я проснулась посреди ночи, во тьме. Но тьма больше не была страшной. Она была загадочной, а в окне светилось полнолуние. Я резко встала с кровати и подошла к окну – я поняла…
Быстро одевшись, я выскочила на улицу. Дорогу к дому Оксаны я помнила, снег переливался и блестел в темноте.
«Нет уж», - подумала я, - «Я больше не пойду туда. Хватит с меня тайн! Пусть она сама ко мне приходит, раз уж ей так этого надо!»
И я направилась в противоположную сторону – на тёмную, заснеженную аллею. Рядом никого не было – только ночь да пара бродячих собак, гавкающих где-то очень далеко от меня.
- Оксана!!! – завопила я на всю аллею, - Выходи!!!
- …ходи… ходи… - отозвалось эхо.
Я осмотрелась по сторонам. Ничего. Ни лисопса, ни снегопада, ни новых страшных чудес. Пусто. Я разочарованно развернулась, чтобы отправиться домой, и отпрянула – прямо передо мной стояла Оксана.
- Что ты так вопишь? – дружелюбно спросила она, - Тебе надо было всего-то пожелать встречи, и она бы состоялась.
- Кто ты, чёрт возьми? – взорвалась я.
- Я… ну я такая же, как ты, - неопределённо ответила Оксана.
«Ври больше». - хотела огрызнуться я, но неожиданно сама для себя спросила:
- Как зовут твою собачку?
- Это вовсе не собачка, - ответила Оксана, - Это песец. Ты забыла название?
Я мотнула головой.
- Но ведь он водится только на севере…
- А это неважно. Его всё равно нет.
- Что значит… его нет?!
- А вот так, - Оксана пожала плечами, - Ничего нет. Оптическая иллюзия вроде сна, вот и всё.
- И той бабушки… которая уже пять лет живёт одна… её тоже нет?
- Нет. А тебе не хватает других бабушек, которые живут одни?
Я смотрела на Оксану. Та в ответ смотрела на меня, словно читая мои мысли и мою душу, и улыбалась. Но мне уже было всё равно.
- И тебя, значит, тоже нет.
- Я есть… в тебе.
- Это что же значит, я тебя выдумала?!
Оксана с насмешкой глядела на меня. Я ущипнула её за руку, и она ойкнула.
- Вот видишь, разве придуманной может быть больно? – злорадно спросила я.
И тут я сама почувствовала, как кто-то щиплет меня за руку. Оксана стояла в поле видимости, вокруг не было ни души… И тут меня осенило:
- Ты хочешь сказать… Что ты – это я?!
- Нет, - серьёзно ответила она, - Напротив, ты – это я. Я – то самое я, которое не захотело грустить. То, которое не печалится попусту, а живёт в гармонии с окружающим миром. Вот, собственно, и всё, чем мы отличаемся…
- И всё?! – воскликнула я, - Ты пришла для этого?
Оксана кивнула и улыбнулась.
- Только не спрашивай у взрослых, куда делся целый двор. Они тебя не поймут!
Она отвернулась и превратилась в песца – красивый зверь подмигнул, махнул хвостом и умчался вдаль. Я молча смотрела, как он тает в воздухе.
Снова пошёл снег.


* * *


Я неслышно вошла в дом и посмотрела на себя в зеркало. Намокшие от снега волосы в темноте казались тёмными, почти чёрными, а лицо - бледным. И я впервые за долгое время улыбнулась своему отражению.


End
23 окт 2007
"Крыса"


Когда я погибну, то в следующей жизни
Я сделаюсь серым и маленьким зверем,
Я крысой легко проскользну в твои двери,
Набравшись решимости и оптимизма.
И буду невидимой жить в узкой щели,
Наверх погулять выходя только ночью,
Когда в темноте мир совсем обесточен,
Но звёзды уже загореться успели…

Когда я погибну, рождаясь здесь снова,
Смогу у тебя поселиться под боком,
Глядеть, как ты делаешь дома уроки,
И целый день ждать лишь тебя, безусловно!
Не стану я грызть никогда твоё кресло,
Как, впрочем, не стану и мебель другую,
И, словно спасенья, давно уже жду я,
Когда я погибну и снова воскресну…

Когда я погибну, то буду я крысой,
За то, что мне подлость заполнила душу,
За то, что была лицемеркой и врушей,
Мой хвостик всю жизнь будет скользким и лысым.
Надеюсь, что я окажусь с тобой рядом,
А если не рядом – пройду километры,
И мне наплевать на холодные ветры!
Стою на мосту… Подтолкни… Очень надо…
9 июля 2007
_http://www.podvalchik.ru/index.php?showtopic=2390

(Ёжик, экранируем ссылки. AlucbKa)

Текстовая версия Сейчас: 18.1.2018, 5:29

"СЧАСТЬЕ" exclusive style Designed by Soi © 2007